molodetv (molodetv) wrote,
molodetv
molodetv

Тат'яна ЦИМБАЛ. Член журі фестивалю.

Татьяна Цымбал — народная артистка Украины, член Телевизионной академии Украины. По праву считается одним из наиболее авторитетных специалистов отечественного телевидения. Начинала на Гостелерадио в 1969 г. Автор и ведущая разнообразных по жанру и тематике телевизионных передач, одна из создателей украинской школы телеведущих.

Прима телевидения Татьяна Цымбал: «Перед эфиром читаю «Отче наш»

«Если ты выходишь в эфир с холодным носом и потухшим взглядом, значит, тебе неинтересно, следовательно, неинтересен и ты зрителю. Перед эфиром или публичным выступлением нужно настраиваться, собираться так же, как собираешься в гости: думать, что наденешь, что будешь говорить»

Главный критерий при отборе телеведущих сегодня — наличие своей фишки, которая заставит зрителя, машинально переключающего каналы, остановиться: безумная прическа, экзотическая внешность… нетрадиционная ориентация, в конце концов! Бесконечно потрясая и поражая, продюсеры, однако, перестарались и добились противоположного эффекта. На фоне тараторящих неформалов экзотикой в кадре оказался интеллигентный, образованный человек, обладающий безукоризненными внешними данными, идеальной дикцией, интеллектом. Секрет успеха Татьяны Цымбал — в умении заставить зрителя заслушаться и засмотреться. Благо, цену этому таланту знают руководители каналов, поэтому лицо и голос отечественного телевидения держит рейтинги и не сдает позиций.

«Я росла в атмосфере любви»

— Во времена старта вашей карьеры на телевидение мог попасть только человек, воспитанный в лучших традициях. Кто повлиял на становление вас как личности?

— В первую очередь, конечно, родители. Я росла в атмосфере любви. И так как зло порождает зло, добро порождает добро, я отвечала любовью. Помню, как в 1953 году, когда праздновалось 300-летие воссоединения Украины с Россией, в Киев приехал Большой театр. Для жизни города это было грандиозное событие: очередь за билетами занимали ночью, всех вносили в огромные списки. И мама не оставила меня дома, хотя я была совсем еще крошечкой, мы пошли на концерт все вместе. Тогда впервые увидела и навсегда запомнила замечательную арфистку Веру Дулову, знаменитейший Ансамбль скрипачей Большого театра под руководством Юлия Реентовича. Через много лет Юлий Маркович был гостем моей программы, и теперь у меня хранится программка этого коллектива с его дарственной надписью, а тогда я так аплодировала, упершись в театральный барьер зеленого бархата, что стерла локотки в кровь, но была настолько захвачена действом, что не чувствовала боли. Хороший вкус прививала мама, она старалась хорошо меня одевать. Хотя жили мы достаточно скромно: были тяжелые послевоенные годы, мама сама шила мне одежду — шубки, шапочки, хотя ей было нелегко — я ужасно не любила все это мерить.

— Вы окончили факультет романо-германской филологии. Любовь к литературе тоже мама прививала?

— Крестная мама. Меня крестили тайно во Владимирском соборе — тогда это могло повлечь за собой большие неприятности. Моей крестной была очень интеллигентная женщина с высшим образованием. Она приходила ко мне не в дни рождения, а в дни ангела, и каждый раз приносила в подарок книгу. В школьные годы мы ходили в библиотеки реставрировать книги (было такое пионерское задание), подклеивали странички, ремонтировали корешки. Так что в пионерстве, кроме каких-то уродливых свойств и качеств, была огромная возможность организации детей на хорошие дела. Я отчетливо помню, как ходила поздравлять маму Гули Королевой, не знаю, читает ли теперь кто-нибудь «Четвертую высоту», а тогда эта легендарная девочка была очень популярна в стране.

— То есть можно сказать, что вы росли в героической атмосфере?

— Да какой там героизм! Пионерами и комсомольцами были все. Мода была такая. Мы гордились страной, в которой жили, — и это нормально, чтили своих отцов, которые были победителями в страшной войне, — и так должно быть. Я узнала о том, что папа был в плену, дважды бежал из концлагеря, воевал во французском Сопротивлении только после его смерти. Во время войны маме пришло извещение, что ее муж пропал без вести. Потеряв маму и сына, она ходила в церковь молиться, чтобы мой папа вернулся. И это случилось. Эшелон, в котором его переправляли в Сталинград, проезжал Киев, он выскочил из вагона, чтобы увидеть маму, но судьба распорядилась так, что на поезд папа опоздал и остался в Киеве.

«Мысленно отсекаю все лишнее»

— Когда-то вы говорили, что во время прямого эфира у ведущего меняются физиологические показатели. С годами мандраж проходит?

— В свое время специалисты приезжали к нам на студию, проводили исследования и доказали, что во время прямого эфира у ведущего поднимается температура, меняется давление. Но это объективные показатели, сопутствующие работе, ведь она требует от человека колоссальной концентрации внимания, памяти, эмоций. А мандраж — это совсем другое. Это не страх, потому что боится человек тогда, когда недостаточно подготовлен, когда что-то срывается и приходится выкручиваться из ситуации. А хороший нервный подъем должен быть обязательно.

— Как вы готовитесь к эфиру?

— Во-первых, стараюсь уходить от суеты, не нести с собой бытовизм. Ведь ты идешь в гости к людям, которые ради тебя тратят свое время. А могут и не тратить, увидят, что ты им неинтересен, и просто переключат на другой канал. Во-вторых, стараюсь прочесть «Отче наш», хотя на телестудии перед выходом на площадку это не всегда удается сделать. В таком случае я просто мысленно отсекаю все лишнее, говорю себе: «Так. Все. Слова помню. Тема ясна. Главное — начать. Пошла».

— В чем магнетизм телекамеры? Что заставляет ведущего снова и снова жертвовать нервными клетками и личной жизнью?

— Магнетизм телекамеры — просто красивые слова. Для меня телевидение — это счастье быть причастной к своему времени. Я благодарна телевидению за то, что имела возможность общаться с огромным количеством людей, которые определяли время. Как бы я могла пообщаться с Чингизом Айтматовым, Зиновием Гердтом, Сергеем Герасимовым? Или с Платоном Илларионовичем Майбородой — это уже легенда, с ним никто никогда больше не пообщается. Я уже не говорю о современниках — Никите Михалкове, Олеге Янковском, Александре Абдулове, Галине Волчек, Марине Нееловой, Антоне Макарском. Общение с каждым из этих людей — подарок судьбы.

«Общение с внуками, прежде всего, нужно мне»

— Вы когда-нибудь испытывали чувство вины перед детьми за то, что телевидение так часто отнимало у них маму? Среди семейных легенд есть душещипательные истории о детях, растущих в монтажке или засыпающих не с мамой, а с ее программой.

— Растить детей мне помогала мама. Когда Олечка была совсем маленькой, мне привозили ее кормить прямо на студию, но чтобы мои дети росли в монтажках — до такого беспредела не доходило. Почему-то врезалась в память такая история. Я должна была оставить маленького сына в детском саду на углу Житомирской и Владимирской улиц и бежать на программу новостей, на телестудию. До сих пор перед глазами стоит картина: я ухожу, а он стоит на окошке, упершись ручками в стекло, и плачет, горько так. Я бежала вниз, на Крещатик, 26, и думала: «Боже мой, что я делаю? Какие новости? Мой ребенок там плачет, а я ухожу». Так что угрызения совести в какой-то момент были, но не знаю, смогла бы я дать им больше, если бы постоянно была с ними...

— Теперь стараетесь реабилитироваться, общаясь с внуками? Можете ради них пожертвовать программой?

— Нет, ну как это — пожертвовать программой? Это значит — подвести всю телевизионную группу. Просто надо как-то крутиться. Вот сейчас, после интервью, побегу нянчить внучку Сонечку, пока сын с невесткой сходят на какой-то сейшн. Ей всего три месяца — даже не знаю, что буду с ней делать. А вообще дети на бабушку особенно не надеются — сейчас столько приспособлений всяких. Радионяня, например, — с ее помощью они могут спокойно заниматься своими делами, оставляя ребенка в другой комнате. Так что скорее я нуждаюсь в общении с внуками.

— Прививаете им хороший вкус в телевидении?

— Конечно. Очень переживаю по этому поводу. Часть моих внуков живут в Канаде, поэтому я покупаю на Петровке «Спокойной ночи, малыши», удивительные старые фильмы Александра Роу и высылаю им. Ведь на этих механических уродов, покемонов смотреть страшно, по-моему, на их фоне Скуби-Ду — просто пушистое нежное создание. Создавать благоприятную атмосферу для их развития стараюсь не только я. Моя дочь Оля ставит своим детям музыку Шопена. Более того, они уже сами ее об этом просят. И это при том, что мой сын — рок-музыкант! Он воспитан на прекрасной рок-музыке. Так что дело не во вкусах и жанрах, главное — уметь отличить подделку, суррогат от истинного.

— Чем занимаетесь в свободное от работы время?

— Очень люблю путешествовать. И хотя побывала в разных местах — на Средиземном море, Мраморном, адриатических, греческих островах, — ничего лучше Крыма по красоте не видела. А Монако люблю за то, что своими зелеными склонами он напоминает мне Киев. Дома люблю готовить, обожаю поваляться-поспать, плаваю с удовольствием. Иногда провожу эксперименты над собой (например, голодаю по Брэггу) — проверяю себя: смогу ли я это, одолею ли. Уже, наверное, никогда не прыгну с парашютом, но в остальном мне все интересно, все хочется попробовать.

Это мы знали:

- На телевидение Татьяна Цымбал — студентка факультета романо-германской филологии Киевского университета — попала в 1969 г.

- Была диктором и ведущей информационных циклов молодежных и публицистических программ: «Актуальная камера», «Комсомольская традиция», «Комсомольские зори», «Я + ты», «В силу сложившихся обстоятельств», «Новости киноэкрана», «Татьянин полдень», «25-й кадр», «Татьянин день». Теперь — автор и ведущая проекта «Линия судьбы» на Первом телевизионном канале.

- Татьяна Цымбал — одна из немногих дикторов, удостоенных звания народной артистки Украины, кавалер ордена княгини Ольги, профессор Киевского международного университета.

Этого мы не знали:

- Первая специальность будущей примы отечественного телевидения — производство аппаратуры автоматики и телемеханики, вторая — филология (испанский язык и литература).

- Бабушка пятерых внуков.

С 1980 г. ведет занятия по теории и практике телевидения на кафедре телевидения и радиовещания Института журналистики Киевского национального университета им. Т. Г. Шевченко. С 1993 г. — художественный руководитель курса дикторов и ведущих телевидения Киевского института театрального искусства им. Карпенко-Карого.

— Татьяна Васильевна, как вы думаете, почему раньше ТВ выполняло просветительскую, информационную функцию, а сейчас несет массу негатива и кормит зрителя низкопробным продуктом и необъективной информацией? А ведь многие люди до сих пор безоговорочно верят тому, что «вещают» с экрана.
— Раньше было государственное ТВ. И оно защищало интересы государства, какая бы идеология не была. Сегодня вещатель — собственник, и он проводит свою политику. Поэтому многим людям сложно разобраться, где правда, а где нет. Говоря о качестве продукта, хочу вспомнить создателя кафедры телережиссуры Виктора Борисовича Кисина (светлая ему память), который на вопрос «Что бы вы пожелали современному телевидению?», ответил «Совести». С точки зрения телевидения прошлых лет, зритель был не «пипл», его уважали. Все, что создавалось на телевидении, было выверено с особой скрупулезностью от хронометража до ударения в слове. К примеру, летом ни в коем случае не мог пойти сюжет, в котором человек одет в теплую куртку.
Сейчас телевидение является средством зарабатывания денег. Поэтому много агрессии, низкопробного юмора... Не хочу сказать о всех коммерческих каналах, но есть некоторые, работающие по принципу «три с» — страх, секс и смех, на уровне бани.
— А заказные материалы, убивающие в людях веру, христианские ценности!
— Недавно моя мама, человек пожилой, насмотрелась «заказухи» под выборы, и была в ужасе! Один известный поэт сказал, что если бы сейчас телевидение вело репортаж с Голгофы, то на экране были бы лица из толпы, обезображенные яростью с обезумевшими глазами, а не Христос, Распятие. И это очень горько. Хотя современное телевидение оставляет отдушину — специальные каналы, которые призваны удовлетворять вкус интеллектуального, любознательного, думающего зрителя. Но купить пакеты с монотематическими каналами может далеко не каждый.
Сейчас много говорят о том, что нужно объединить страну. Но никакие лозунги не возымеют такого действия, как единое информационное пространство с грамотной вещательной политикой. Объединять и консолидировать общество — прямая задача государственного телевидения. Она реальна при условии достойного финансирования, создания условий, при которых на таком канале работать будет престижно. Тогда туда пойдут лучшие специалисты, это в интересах государства. А у нас к журналистам, в том числе и телевизионщикам, относятся, как обслуживающему персоналу.
— Вы общались с мировыми знаменитостями, объездили полмира. Расскажите о самой памятной встрече или событии.
— Когда я работала на книжной ярмарке в Буэнос-Айресе, в Аргентине открывалось наше посольство. Первое в Латинской Америке. Мне так захотелось зафиксировать это событие. Это же исторический момент, а у меня не было камеры. Удалось договориться с местным телевидением, мне дали и камеру, и оператора. Я привезла этот материал в Украину. Монтировал его, кстати, тогда ассистент режиссера, а теперь известный кино- и телережиссер Максим Паперник. В Аргентине очень уважают украинцев, ценят наше трудолюбие, работоспособность. Запомнились съемки в Египте, сотрудничество с нашим первым послом в Египте Виктором Ногайчуком. Ведь у нас тогда только появились свои «квартиры» по всему миру, и мне так хотелось рассказать об этом соотечественникам. Не забыть и работу на европейских театральных фестивалях в Торуне. Я благодарна телевидению за многое...
— Сейчас у вас на Первом Национальном канале своя программа «Линии судьбы».
— Я убеждена, что новые технологии и спецэффекты — это средство, а самым интересным остается живой человек. И мне повезло, что президент НТКУ Василий Илащук дал возможность создать программу о человеческих судьбах. И я вам скажу, интересны не только «звезды» эстрады и шоу-бизнеса, есть еще масса людей с потрясающими поворотами судьбы. Наша программа начала выходить в год кризиса. У нас нет мощной рекламы, но куда бы я сегодня не пришла, меня спрашивают, «кто будет следующим гостем вашей программы?» У нас бывают все, кроме действующих политиков. И это не заезжие знаменитости, а наши соотечественники. Десятки уникальных историй, рассказ о прошлом и настоящем, о нашей жизни, ее ценностях. Поэтому в программе много видеоматериалов, хроники, фотографий, которые создают атмосферу времени.
— У вас двое взрослых детей — дочь и сын. Чем они занимаются?
— Ольга уже более четырех лет живет в Канаде. Зять работает на телевидении, дочка психолог. В юности Оля серьезно занималась теннисом, закончила институт физкультуры. А потом увлеклась психологией и имеет второй диплом Национального университета им. Шевченко. Сейчас мне очень интересно с ней беседовать, потому что в каких-то вопросах она оказывается мудрее меня. Дочь большая моя подруга. У нее трое детишек, Дима, Никита и Машенька.
— Возвращаться на родину дочка и зять не собираются?
— Мне очень хочется, чтобы они были здесь, но у них хорошая работа. Хотя по менталитету они наши. Оля страшно скучает по Киеву. Когда приезжает, даже не пользуется автомобилем первое время, ходит пешком и говорит: «Хочу впитать, надышаться родным воздухом». Я спрашиваю, тебя не смущает это пиво, которым «наливаются» подростки на улицах, а она отвечает: «Я этого не замечаю, а вот запах табачного дыма, к сожалению, чувствуется в воздухе». Но ее и это не раздражает.
Посмотрим, как дальше сложится их судьба. У нас не было возможности быть так называемыми гражданами мира, иметь квартиры в разных странах, а по-моему, это хорошо. Я думаю, что мои внуки вырастут внутренне свободными людьми. Они уже знают французский, английский...
— А родной не забыли?
— Да о чем вы говорите! Я покупаю им учебники на Петровке, и дети учат дома русский и украинский языки.

— А готовить вы любите?
— С удовольствием вожусь у плиты, хотя и не часто. Предпочитаю готовить по случаю, и что-нибудь изысканное, иногда по собственному рецепту. Люблю красиво сервировать стол — подсвечники, посуда красивая, скатерть, музыка, все это создает атмосферу комфорта. Но такое, к сожалению, бывает не часто, поскольку я живу в ускоренном темпе, много времени уделять кухне не могу.
— Как предпочитаете проводить свободное время?
— Люблю путешествовать. Осталось много мест в мире, где я бы хотела побывать. В прошлом году на меня фантастическое впечатление произвела Ниагара — удивительный водопад, раскрашенный радугами! Я очень люблю Финский залив, но давно там не была. А когда была в Хабаровске, жила в гостинице, на высоком берегу Амура, и вид из окна мне напоминал родной Киев. Кстати, парк Монако, над Средиземным морем, у меня тоже вызывает ассоциации со склонами Днепра.
— А муж разделяет ваше увлечение путешествиями?
— Нет. Он страстный охотник, более того, «заслуженный». А если было бы звание «народного», оно бы по праву досталось моему супругу.
— Ваш дом, наверное, полон охотничьих трофеев?
— Нет. У нас были оленьи рога, но я не могу держать в доме что-либо, связанное с убийством животных. У нас есть загородный домик, и его можно оформить как охотничий, но пока руки не доходят.
— И чем же занимается ваш муж?
— Владимир Петрович медик, анестезиолог-реаниматолог, очень спокойный человек, уравновешенный.
— И напоследок, Татьяна Васильевна, скажите, вы счастливая женщина?
— Счастливым все время быть невозможно. Моменты счастья мы осознаем только спустя время. Но чтобы не гневить Бога, скажу... «Да».

— Счастливым все время быть невозможно. Моменты счастья мы осознаем только спустя время. Но чтобы не гневить Бога, скажу... «Да»

На телевидение Татьяна Цымбал — тогда студентка факультета романо-германской филологии Киевского университета — попала в 1969 году. Была диктором и ведущей информационных циклов молодежных и публицистических программ... «Актуальная камера», «Комсомольская традиция», «Комсомольские зори»,
«Я + ты», «В силу сложившихся обстоятельств», «Новости киноэкрана», «Татьянин полдень», «25-й кадр», «Татьянин день». Ныне автор и ведущая проекта «Линия судьбы» на Первом Национальном. Татьяна Цымбал — одна из немногих дикторов, удостоенных звания народной артистки Украины, кавалер ордена княгини Ольги, профессор Киевского международного университета.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments