molodetv (molodetv) wrote,
molodetv
molodetv

Новый член жури Сергей Тримбач


Председатель жюри
Сергей Тримбач, украинский кинокритик, киновед, сценарист. Родился в 1950 году, в городе Александрия Кировоградской области. Автор и составитель книг по вопросам развития отечественной кинокультуры, сотен статей и рецензий в ведущих изданиях Украины и России. В 2007 году увидела свет книга «Александр Довженко: гибель богов», удостоенная Государственной премии Украины имени А.Довженко. Автор сценариев неигровых фильмов «Трудно первые сто лет», 1997, «Небылицы о Бориславе», 1998, «Богдан Ступка. Львовские хроники», 1999, «Любовь небесная», 2001, «Вечный крест», 2002, «Опасно свободный человек», 2005, «Щербицкий», 2006, «Живые» (в соавт.), 2008, «Довженко начинается», 2009 и др. В 1990—1993 и 1996—2005 гг. секретарь правления Союза кинематографистов Украины. Президент Ассоциации кинокритиков Украины. Работает заведующим отделом киноведения Института искусствоведения, фольклористики и этнологии Национальной академии наук Украины. В апреле 2009 года избран председателем Национального союза кинематографистов Украины.

Сценарист  
1.    2009 — «Довженко начинается»
2.    2008 — «Живые»
3.    2006 — «Щербицкий»
4.    2005 — «Опасно свободный человек»
5.    2002 — «Вечный крест»
6.    2001 — «Любовь небесная»
7.    1999 — «Богдан Ступка. Львовские хроники»
8.    1998 — «Небылицы о Бориславе»
9.    1997 — «Трудно первые сто лет»
Признание и награды  
     2007 — Белые столбы — диплом и приз Виктора Демина за укрепление дружеских контактов между кинематографиями России и Украины.
Интересные факты  
     Член жюри Основного конкурса на 31 ММКФ в 2009 году


Сергей Тримбач
Искус кино

И написал я многостраничный труд о том, как один из моих любимцев, Николай Рашеев, работал над фильмом «Театр неизвестного актера». С интервью, зарисовками, аналитикой. Понравилось и мне, и режиссеру. Понравился текст и в редакции. Да вот беда — фильм не понравился. Новый завотделом Елена Стишова сказала, что такую громадину о малопримечательной картине они печатать не будут. Предлагайте что-либо другое. Я сразу и предложил: про другого своего любимца, Юрия Ильенко. Увы, он тогда был не в чести у начальства… В таком случае — Леонид Быков, запускавшийся с фильмом «Не стреляйте в белых лебедей»…
Увы, картину Быков так и не сделал: не разрешили. И я написал статью о замечательном актере и режиссере — опять же фундаментально-многостраничную. Коротко писать я в ту пору не умел, так уж воспитан был: и своим «романным» прошлым, и журналом, где короткие материалы случались не часто. Она должна была появиться в февральском номере за 1979 год. Материал слетел на май. А в конце апреля Быков трагически погиб… К статье успели дописать несколько черных строчек о случившемся.
Но дебютным материалом в «ИК» была не эта статья. В том самом февральском номере было опубликовано интервью с Валерием Рубинчиком (увы, ныне покойным), начавшем снимать (после «Венка сонетов») «Дикую охоту короля Стаха». Помню, как вытянулось лицо Валерия, когда он встречал меня в аэропорту. Выглядел я в ту пору уж больно несолидно. Он-то ожидал, что столичный журнал пришлет кого-нибудь эдакого… Однако потом был очень любезен и добр, интервью сложилось, а в моем критическом инструментарии остались некоторые словечки от Рубинчика. «Суспензиальность», к примеру, — то есть текучесть сюжета, его внешняя непроницаемость. Валерий сам увлекался искусствоведческой критикой и охотно делился своими находками. Есть, есть режиссеры, любящие критику и критиков!
Уже напечатавшись, я впервые объявился в редакции. Чувствовал себя неловко. Сразу и выложил причину: «Я не имею кинообразования, из филологов я…» Но, кажется, никого этим не удивил. «Да здесь только Фима Левин ВГИК заканчивал, — радостно загудели в ответ. — Остальные филологи и журналисты». Правда, потом оказалось, что не только Левин, которого я как раз знал еще по Киеву. И с которым потом сотрудничал до самой его смерти в 91-м.
На мой вопрос, почему никого из Киева не печатали в последние годы, мне объяснили: да потому, что главный критерий — литературность, а затем уже все остальное. Вот с литературой не у всех клеится. С той поры я не раз учил других: если текст не является литературой, никто его ни читать, ни печатать не будет. По крайней мере, в «Искусстве кино». Недаром нынче мой внук Никита объявляет всем, что дед у него — писатель. И то…
Следующий сюжет мой в «ИК» оказался драматичным.
В конце 1979-го Иван Миколайчук закончил свой первый фильм как режиссер — «Вавилон ХХ». Мне заказали обычное небольшое интервью. Я сделал. А потом вдруг позвонил сам Сурков и попросил сделать другое интервью — большое, с уходами в прошлое, в рассуждения о судьбах украинского поэтического кино. «Хорошо, — отвечал я, — но как обо всем этом говорить? Параджанов сидит в лагере, о «Тенях забытых предков» вспоминать даже нельзя… А без этого что же за картина получится?» Сурков на мгновение запнулся, но только на мгновение: «Да, о Параджанове не вспоминайте, а про «Тени…» говорите, ничего страшного… И сделаем так: заканчивайте интервью и сразу же большую статью про поэтическое кино. В следующий номер».
Я поехал к Ивану Миколайчуку в Ирпень, в Дом творчества писателей под Киевом. Там он вместе с Иваном Драчем сочинял сценарий о композиторе Миколе Лысенко. Запомнился выпуклый сократовский лоб Драча в сиянии зеленой настольной лампы и томик только что вышедшей книжки Михаила Бахтина «Вопросы эстетики». Беседа долго не складывалась… Была зима, мы выходили на воздух и просто гуляли. Миколайчук с восхищением говорил о любимых украинских писателях — Василе Земляке, Григоре Тютюннике, Миколе Винграновском, Драче… Читал стихи — больше всех, кажется, ему нравился Винграновский. И говорил о том, что устал от кино, хочется писать. «Вот еще пару фильмов сниму, и все, ухожу в писатели. Буду сидеть себе за письменным столом и сочинять. В кино столько такого, что от тебя не зависит».




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments