Андрей БЕНКЕНДОРФ. Член журі фестивалю.


АНДРЕЙ БЕНКЕНДОРФ: «Я УВЕРЕН: РЕЖИССЕР – ПРФЕССИЯ ВЗРОСЛОГО ЧЕЛОВЕКА»

Андрей Александрович Бенкендорф. Родился 13 марта 1946 года в городе Москва. Андрей Бенкендорф известный советский и украинский кинорежиссёр, сценарист и продюсер. Был режиссёром художественных фильмов «Поездка через город», «Капель», «Благие намерения», «Работа над ошибками», «Балаган», «Снайпер», «Несколько любовных историй», «Хиппиниада или материк любви». Андрей Бенкендорф также был режиссёром сериалов «Бандитский Петербург-4. Арестант», «Бандитский Петербург-5. Опер»,«Бандитский Петербург-6. Журналист»,«Наваждение Святого Патрика», «Европейский конвой»,«Банкирши». В 2008 году Андрей Бенкендорф стал генеральным продюсером ТРК «Киев».

Семья

Мать — Эльвира Бенкендорф (Озерная). Родилась 25 мая 1921 года. Начинала актрисой в киевском театре им. Ивана Франка, позже работала в Москве на Центральном Телевидении. С 1970 до середины 1970х годов Эльвира Александровна была редактором телевизионного «Голубого огонька».

Жена — Полина Ридная. Родилась 27 ноября 1944 года. Закончила всероссийскую творческую мастерскую в Москве. С 1966 года работала на центральном украинском телевидении выпускающим режиссёром. С 2000 года - на пенсии.

Сын — Егор Бенкендорф родился в Киеве, 14 февраля 1974 в семье Андрея Бенкендорфа и Полины Ридной. Продюсер, директор компании "Inter Media Production", директор студии документальных проектов «07 Продакшн» и студии развлекательных и социальных программ «Пират Продакшн».

Даты

В 1963-1970 работал на Киевском телевидении механиком по обслуживанию звукотехники, оператором.
Окончил кинофакультет Киевского театрального института им. Карпенко-Карого (1977, мастерская Т. Левчука).
Режиссёр киностудии им. А. Довженко (Киев).
Генеральный продюсер коммунального средства массовой информации КГГА «ТРК «Киев» (2008-2009).

Известный украинский режиссер рассказал «ТК» о, кино современном и настоящем, отношениях с продюсерами, новом фильме «Отчим» и планах на будущее, а также о том, как не может отказать своему сыну.

Режиссер Андрей Бенкендорф известен как режиссер фильмов «Поездка через город» (1979), «Капель» (1981), «Благие намерения» (1984), «К расследованию приступить» (1987), «Работа над ошибками» (1988), «Балаган» (1990), «Снайпер» (1991), «Несколько любовных историй» (1994), «Бандитский Петербург», «Европейский конвой» (2003), «Наваждение святого Патрика» (2005), «Банкирши» (2006), «Бомж» (2006) и других. Со времени его последнего разговора с «ТК» он уже успел снять два двухсерийных фильма - «Старики-полковники» и «Отчим». О том, что еще случилось за это время в жизни Андрея Бенкендорфа, и над чем он планирует работать в ближайшее время, и о других не менее важных вещах – беседа режиссера с нашим изданием.

– Андрей Александрович, сейчас о вас говорят, как об одном из наиболее востребованных режиссеров. Сколько телефильмов успеваете снять в год?

– Фильм фильму рознь. Есть большие – восьмисерийные телевизионки. Больше одной в год, наверное, не снимешь. Сейчас пошли двухсерийные картины. Таких можно и две-три в год снять. Нужно, чтобы еще голова успевала отдохнуть. Да и возраст дает о себе знать. Если раньше я соображал в доли секунды, то теперь все не так здорово. Все равно я не снимаю то, что не хочется.

– От чего вы обычно отказываетесь и что обычно служит причиной, чтобы взяться за работу?

– Чаще, конечно, отказываюсь, чем соглашаюсь. К примеру, деньги для меня не самоцель. Хотя, я помню, полгода жил совсем без них – это ужасно. Сейчас я, слава Богу, могу позволить себе выбирать, твердо зная, что от голода уже не умру. Для меня важно, чтобы присутствовал хоть какой-нибудь интерес. Например, ведусь, когда вижу, что в картине может быть сильный актерский состав. Может зацепить сама история. Бывает, читаю сценарий и сразу как режиссер вижу и понимаю, как я бы ее сделал. А бывает – история никудышная, но к ней причастен мой сын, тогда я ее переделываю, поскольку ему отказать не могу. Выходит, мой сын и является для меня самым главным приоритетом.  

– Вы осознаете, что, делая подобное заявление вслух, обрекаете себя на то, что этой слабостью может воспользоваться любой? А если вам через сына предложат снимать мыло?

– Я, наверное, голодать буду, но мыло снимать не стану! Для меня это что-то мерзкое. Там, по сути, нет никакой режиссуры. Мне кажется, это выглядит приблизительно так: «Текст знаешь? Выйдешь отсюда, станешь сюда, полчаса проговоришь». Кино – совсем другая структура. Там нужно снимать разные планы, соображать. Я все-таки в меру своих сил стараюсь снимать киношно. Мне интересно во время съемки что-то выдумывать вместе с актерами, художниками, операторами. В этом есть свой кайф. Приходишь на место съемки, а там торчит пень. Сразу хочется его обыграть. Может случиться так, что этот пень станет в эпизоде главным героем. Я не согласен с мнением Рене Клер, он говорил: «Сценарий написан, осталось только снять». Для меня любое, если только это не Шекспир и не в стихах, меняется на площадке. Мне интересно создавать в процессе. К примеру, актер не может сказать фразу. Ищем ее эквивалент, делаем поправку, находим нужным – меняем акцент ситуации. Мне кажется, что и актерам со мной удобно и интересно работать. В то же время для меня дико слышать, что актер диктует, в каком ракурсе его снимать или как на него правильно выставлять свет, или когда он просит укрупнить свой план. Актер должен слышать режиссера. Говорят, что кино – творчество коллективное. Ерунда. Кино – творчество режиссерское.

– Так вы диктатор на площадке?

– Даже с трудными актерами нужно знать, чего ты от них хочешь и добиваться.

– Вам довелось работать со звездами советского кино, а им, в свою очередь, со знаменитыми режиссерами. Наверное, иногда можно и у таких актеров что-то почерпнуть?

– В первой моей картине «Капель» снималась замечательная актриса Татьяна Васильевна Доронина. Тогда я был еще мальчиком. Так вот, эту картину снимал не я, а она. Мощнейшая личность. Она меня полностью подавила. Я старался во всем ей угодить, мол, чего изволите. Считаю, что она меня не пережевывая заглотнула. С тех пор я сделал какие-то выводы, больше никого из актеров не боюсь, а этот фильм не считаю своим. Она мне предлагала еще ее снимать, но я не решился. Сейчас, может быть, я бы с ней и потягался, но боюсь, что и сейчас она может меня победить. Наверное, я хвастаюсь, но актеры на меня не в обиде. Нет таких, кто не хотел бы со мной снова встретиться на съемочной площадке.

– А с продюсерами ладите? Они ж теперь кино заказывают. Легко подстраиваетесь под их требования?

– Считаю, если он меня пригласил, то уже не должен вмешиваться. Влезать в материал, в монтаж – никого не пущу. Я изначально говорю: «Это мое кино!». Не устраивает – не надо. А что от меня требуется? Чтобы я уложился в смету и кино удалось. Так я это делаю, к сожалению, даже с некой экономией, и то, что я делаю, – продается. Со мной нет хлопот. Можно, конечно, стать в позу и начать капризничать, что меня фон интерьера не устраивает. Даже когда вижу, что не очень устраивает, ищу компромисс.

– На чем еще готовы экономить?

– Если грамотно спланировать съемочный день, а это зависит от второго режиссера, то сокращается время съемочного периода. Не допускаю вызова актера для работы на двадцать секунд в кадр, я ведь работаю только с хорошими актерами. Поэтому день работы актера у меня заполняется разумно. Нахожу какие-то компромиссы, от чего-то, конечно, по ситуации приходится отказываться. Для режиссера это плохо. Он должен был бы упереться, но этим и отличается телевизионное кино. В нем режиссер должен упрощать, не хочу сказать халтурить, но это нечто близкое к этому слову. Все равно я, прежде всего, думаю о зрителе. Что ему интересно? Человеческая история, рассказанная внятно и занимательно.

– Хорошие актеры дорого стоят, вы же не можете в этих вопросах не советоваться с продюсером?

– Не могу сказать, что подбор актеров совсем не согласовываю. Продюсер имеет право считать, что актер, которого я предлагаю, не годится. Аргумент простой: те люди, которые будут покупать продукт, этого актера не купят. Тогда ищем то, что устроит нас обоих. Бывает, что актриса N приносит какую-то смету. Смотришь, если это не совсем клиника, берешься. Если понимаешь, что ничего не выжмешь, говоришь: «Ребята, я пас».

– У вас, наверное, уже появились постоянные продюсеры? С кем вы сработались?

– В первую очередь – это Володя Бортко. Он продюсировал несколько моих картин. С ним не может быть никаких претензий. Он говорит: «Делай, как считаешь нужным». С Film.UA (когда они были еще интеровской структурой) снимал первую картину «Европейский конвой». Обе картины получили какие-то призы на фестивалях. В последнее время работаю в компании «Файно Компани Украина», а также плотно сотрудничаю с Film.UA и их продюсером Виктором Мирским.

– Рискую спрашивать о творчестве Владимира Бортко, поскольку всем известно, что это ваш друг детства. Вы согласны с его высказыванием, что «Мастер и Маргарита» его лучший фильм?

– Его лучший фильм – «Собачье сердце»! Он говорит сейчас так об этом сериале, поскольку это его последний фильм. Снимет «Тараса Бульбу» – и будет говорить, что теперь это его самый прекрасный фильм. Мне, честно говоря, телесериал «Идиот» нравится даже больше, чем «Мастер и Маргарита». А еще больше нравится его фильм «Мой папа идеалист».

– Можете назвать какие-то понравившиеся фильмы из свежих?

– Чукча не читатель, чукча писатель. С одной стороны – это хорошо, что я не смотрю, с другой – может, что-то зеваю. По телевизору я смотрю новости дня, с удовольствием могу посмотреть научно-популярные фильмы про зверюшек. Бывает, мне позвонят и просят: посмотри на актера. Включаю, смотрю. Посмотрел картину «Штольня». Затрудняюсь дать вежливую оценку.

– А «Оранжлав» видели?

– Алан Бадоев парень интересный, но я сужу о нем как о клипмейкере, его фильма я не видел. Новое поколение что-то снимает, но это не мое кино. У меня вопрос: «Для кого это?». Если для своей референтной группы, то понятно, у каждого она есть. Нужно заслужить право, чтобы снимать авторское кино, сначала нужно снять фильмы для зрителя. Мне кажется, кино сейчас стало похоже на эстраду, только под него не попрыгаешь. Может, такое кино и имеет право на существование… Однако я уверен, что режиссер – профессия взрослого человека. Нужно что-то, пережить, понять, чтобы было что рассказать другим. Хотя встречаются исключения. Я сейчас веду курс в институте. Недавно принимал экзамены. Сдавали на степень бакалавра. Одна студентка сделала блистательную работу – программу о маркизе де Саде. Задумано и снято блестяще. Сижу и мысленно рассуждаю: «Вот, Андрюша, ты говоришь, что молодым рано снимать, а ей не рано. Она имеет право, поскольку без сомнений видно, что она одаренный человек». В этом деле еще мера таланта играет роль.
В 90-х годах профессию режиссера девальвировали. К примеру, вы знакомы с каким-то банкиром, а с профессией не знакомы. Что ж делать, если он именно вам предлагает деньги и говорит: «Пожалуйста, снимай!». Или какая-то девочка приятна продюсеру. Вариантов, чтобы начать заниматься не своим делом, было много. Привело это к тому, что профессия окончательно девальвировалась телевидением. Там нет никакой режиссуры. Это что-то другое. Эфирное время заполняется сплошным мельканием. Странно, но народ смотрит. Я тоже попробовал посмотреть «Исцеление любовью». Не смог. Задумался. Может, это связано с отсутствием своей личной жизни у людей? Они привязываются к героям, и те уже становятся членами их семьи.

– Старшее поколение режиссеров с удовольствием поддержали бы вас в оценке происходящего. Но у вас есть и перед ними преимущество: вы в этот период не судили, а творили. У вас хватило смелости в 90-х годах на экранизацию «Декамерона».

– Да, это первая эротическая картина на постсоветском пространстве. Вообще, это детское кино. Вы в каком возрасте подобное читали? Лет в 12-13?

– Я – нет. Мне некому было посоветовать читать «Декамерон», у меня родители сказки «Тысяча и одна ночь» отнимали.

– А мне разрешали читать все, кроме «Швейка», поэтому я его несколько раз с фонариком в постели перечел. Интересно, что я про Бокаччо вспомнил, когда появился инвестор и сказал: «Снимай, что хочешь». На тот момент это оказалось настолько неожиданным, что я не знал, что хочу. Понимая, что возможность уникальная, стал лазить по книжным полкам и набрел на Бокаччо. Про себя думал: они говорят – что хочешь; попробуем, а не слабо им итальянские новеллы? Они согласились, по-моему, даже не подозревая, о чем речь. Я за две недели написал сценарий. Они утвердили. Когда мы сняли картину, я сам ужаснулся. Получилась не порнуха, а чернуха сплошная. Решили, что все будем переснимать. Было очень тяжело. Нашли выход: перекрыть все это действо эстетикой кадра, и все равно по тем временам это было очень откровенно. Тогда я от всех прикрывался фразой: «Это ж классика. Это все давно написано».

– А сейчас что вам хотелось бы снять?

– Хочу снять, но никогда не сниму «Иосиф и его братья» по Томасу Манну. Это прекрасная тема, но думаю, что сейчас она мало кого волнует. Хочу снять «Короли и капуста», но при одном условии: что съемки будут происходить на Кубе. Там есть необходимые для достоверности натуральные пейзажи.

– А чем вас не устраивает уже имеющийся фильм Николая Рашеева?

– Понимаете, он очень хороший режиссер, но эту картину он снимал не в то время, а это очень важно. Актерский ансамбль у него сильнейший, но он не мог по-другому – в его «Королях» присутствуют антиамериканские мотивы. Сейчас есть возможность снять без этого налета, да и техника невероятно продвинулась. Она дает уникальные возможности. Появились клипы, они изменили технику монтажа. Снять оба эти фильма – моя мечта. Первый фильм я бы снимал как кино прокатное. Второй можно как телевизионное. Сейчас наблюдается сценарный голод в стране. Большей частью попадаются либо пошлые примитивные сценарии, либо то, что в нормальной голове не укладывается.  

– Вам не кажется, что и герой фильмов изменился – он должен быть успешным?

– Вы о том, что наблюдается уклон в американ? Есть такое, но похоже, что период, когда был востребован острый сюжет со стреляниной и бандитами, закончился. Сейчас мы мирно перешли к мелодраме. Все-таки ее герои вызывают какое-то сопереживание, они склонны к нормальным сомнениям, чувствам. Я доволен сценарием, по которому снял свой последний фильм «Отчим». По-моему, это первый сценарий Наталии Галаган, еще у меня лежит прекрасная история Ирэн Роздобудько. Мне понравились и ее роман, и сценарий. Пока руки не доходят. Мне кажется, что мы на подходе к духовному кино. Сняли же фильм «Остров» – и то, как о нем заговорили, свидетельствует: есть голод на духовность. Мне кажется, что мелодрама – одна из маленьких тропинок к духовности.  

– Ваш любимый собственный фильм – тоже последний, кажется, вы назвали его «Отчим»?

– Мой любимый фильм – «Балаган». Сценарист Георгий Шевченко, он, к сожалению, ушел из жизни. По его сценариям я снял две картины: «Капель» и «Балаган» – первая моя самостоятельная картина. Почему-то она не очень пошла. Последний телефильм мне, как ни странно, нравится. «Отчим» сняли Film.UA и «Файно Компани Украина». Это две серии с хорошими российскими и украинскими актерами. Главную героиню, на мой взгляд, успешно сыграла российская актриса Ксения Князева. Из наших я доволен работой Сергея Озаряного и актрисой Руснак. Хотя не могу сказать, что легко снималось. Большую часть работы пришлось осуществлять в Стамбуле.

– Чем вам не угодил Стамбул?

– Я четвертый раз в Стамбуле, но на этот раз он мне понравился больше, нас очень хорошо кормили. Я снимал в Германии, Греции, во многих других странах, но за границей работать тяжелее, чем дома. Во-первых, там никого нельзя послать. Там нужно снимать быстрее, поскольку все намного дороже. Едешь туда с минимальной группой. Работаешь сам за гримера, осветителя и художника-постановщика. У того же продюсера требования к тебе возрастают. Одним словом, не люблю снимать за границей. Возможно, мне бы больше понравилось, если бы это было прокатное кино.

– Известно, кто купил фильм?

– В первую очередь «Интер», слышал, что «Россия». Мне кажется, что этот фильм будут смотреть. История больно человеческая, да и показана она незамысловато.

Бенкендорф: «В рекламу мне вернуться не дали. Я понял: убьют».
Фото: А.Искрицкая
— Андрей Александрович, вы сейчас работаете над фильмом о Тарасе Шевченко...

— Да, давно уже хотел показать Шевченко «неиконного». Ведь его привыкли изображать грубым мужланом в жупане. Хотя в молодости он был еще тем бабником и модником. Да у него одни только туфли стоили целое состояние! Кто сыграет Кобзаря? Еще не знаю, но это точно будет незамыленный актер. Пока ведется подготовительная работа. Сценарий к картине уже написан. Думаю, съемки начнутся или в конце этого года, или в начале 2012-го.

— Что сейчас происходит с кино в Украине? Вроде что-то и снимают, но только где оно все?

— Просто есть прокатное кино, а есть телевизионное. Помимо этого, есть сериалы, которые хоть как-то приближены к формату большого кино, а есть откровенно мерзкое телемыло. Вот такую мерзость, в основном, и снимают. Но при этом оно очень выгодно: снимается быстро и дешево. Для примера, снять 10 серий сериала экономкласса стоит до $200 000. Большое кино стоит дорого — потому его и нет (для сравнения — комедия «Любовь-морковь 3» стоит $4 млн. — Авт.). Я тоже грешный — снимал сериалы — тот же «Бандитский Петербург» — мне его Бортко передал по наследству, так я его хоть старался делать по законам кино! От многосерийной мерзости всегда отказываюсь, даже если с деньгами туго.

— Многие до сих пор с дрожью вспоминают 90-е: времена полного безденежья. А как вы жили в то время?

— Отлично! Я тогда как раз попал в струю — снимал рекламу. Работы, по сути, никакой, а деньги платят большие. В неделю я снимал по две рекламы. За каждый ролик получал около 200 долларов — тогда это были фантастические деньги. При этом важно было «гнать понты»: мне не нужен кран или там ветродуй, но у рекламодателя я должен был все это требовать — демонстрировать ему свою кипучую деятельность. Что я только ни снимал: бары, казино, даже «Мивину». Был один ролик, на котором я материально поднялся, — это реклама джакузи. Мы ездили снимать в Египет, еще куда-то, хотя все можно было снять и здесь. Но понты. Потом я захотел снять кино и после в рекламный бизнес вернуться уже не смог. Понял, что если вернусь, меня или покалечат или убьют — эта ниша была уже под контролем серьезных людей.

— В своих фильмах вы часто снимаете Армена Джигарханяна.

— Да, у меня с ним около 6—7 картин. Армен — мой большой друг. И я его очень люблю. Признаться, мы не раз принимали с ним участие в мужских посиделках, и он угощал меня своим коронным блюдом — шашлыком. Ну и выпивали не раз. Кстати, Армен предпочитает не коньяк, а височки (виски. — Авт.). А вообще он часто снимается (у него более 200 картин в фильмографии. — Авт.). Есть даже такая пословица: «Гораздо меньше на Земле армян, чем фильмов, где сыграл Джигарханян!». Он просто трудоголик. Не может сидеть без дела.

— Снимали вы и Домогарова, о котором говорят, что пьет он сильно...

— За все время я видел его чуть выпившим всего один раз — в нерабочее время, да и праздник тогда был какой-то.

— В вашем фильме «Несколько любовных историй» свою последнюю роль сыграл Георгий Вицин...

— Он сам предлагал какие-то вещи, чтобы лучше подать своего персонажа. Показывал сценарий и говорил: «Вот это мне будет сложно произнести. Можно я перефразирую?». И я говорил: «Лишь бы вам было удобно». Неприхотливый. Жил с супругой в скромной гостинице и ни разу не посетовал на жилищные условия. Мне запомнилось, что когда он сидел на скамейке, то как-то странно поджимал и разжимал ноги. Когда я спросил его, что он делает, то получил в ответ: «Человек, он — как муравей, все время должен быть в движении». Сейчас принято считать, что он умер в страшной нищете... Я так не думаю. Богатым он точно не был, но и не бедствовал.

— Андрей Александрович, вы родились в Москве, а работаете и живете в Киеве. Как вас к нам занесло?

— Признаться, в Киев меня привезли совсем маленьким: мне было что-то около годика. Приехал я сюда с мамой — ее распределили работать в киевский театр. Должен был быть тогда такой — Молодежный. В итоге же она оказалась в театре имени Франко, где и работала актрисой. Интересно другое: то, что я в Москве родился в одном роддоме с Володей Бортко, после чего наши мамы вместе перебрались в Киев и жили в одной квартире на улице Артема, а потом еще 22 года жили в одной коммуналке на улице Чапаева!

— Так вы с Владимиром Владимировичем друзья с пеленок!

— Выходит, что так. Мы с ним вместе даже из дома сбегали — в кругосветное путешествие. Нам было по 12 лет, и где-то полтора месяца мы колесили на товарняках по всей стране. Но мы глупость сделали — ушли под самую зиму. Да еще и без денег. Все, что мы тогда с собой взяли, так это атлас мира. А пропитание мы добывали в вокзальных кафешках. Там всегда стояли тарелки с хлебом, баночки с горчицей и солью. Вот мы в них и заходили, набирали хлеб, быстренько мазали его горчицей и испарялись. Ну а так как на хлебе было тяжело жить, то мы бросали жребий, кто из нас пойдет просить у прохожих копеечную мелочь. Одеты мы были нормально, вид у нас внушал доверие, и нам охотно давали. Один раз даже дали по 40 копеек, на которые мы накупили кефира и печенья и долго пировали. А вернуться мы решили, потому что наш товарняк застрял где-то в херсонской степи, мы там основательно продрогли, да еще и раздраконили себя воспоминаниями о домашнем борще. В общем, не выдержав, пошли сдаваться.

— Вам было 7 лет, когда умер Сталин. Вы помните это событие?

— Конечно. Начну с того, что семья у меня была не очень советской. Мой отчим в свое время возглавлял журнал «Вітчизна» и был снят за космополитизм с этой должности. После чего очень боялся власти до конца жизни. Более того, я четко помню как он, большой и красивый мужчина, прятался от милиции, ходившей по квартирам (проверяли прописку. — Авт.) в шкаф. Мама смотрела на меня маленького и боялась, что я сейчас скажу дядям милиционерам, что он в шкафу... И когда умер Сталин, мама, несмотря ни на что, плакала. А отчим ей тогда сказал: «Эля. Не надо. Ты что, с ума сошла?». Вождь народов Сталин, кстати, испортил мне день рождения. Из-за траура отменили все празднества. То есть и мой праздник не отмечали. Так что я был на вождя в обиде. А тогда ведь как было — жили все вместе. Секретов ни от кого не было. И если был день рождения, то и гуляли его всем двором! И, конечно же, были подарки. Вспоминается один забавный случай. В продаже появились крутые детские грабли и пластилин — все мальчишки о них только и мечтали. И вот мне, на один из дней рождения, друзья, не сговариваясь, надарили кучу грабелек и коробок с пластилином. Помню, я этим был очень разочарован — хотелось какого-то разнообразия (смеется).




Тамара ЩЕРБАТЮК. Член журі фестивалю.


Тамара ЩЕРБАТЮК: "Що не вистачає нашому ефіру? Не вистачає інтелектуалів, розумних людей, які б не просто про все потроху говорили, а більш глибоко і розумно"

Тамара ЩЕРБАТЮК

Ведущая программы "Надвечір'я"

Краткая биография:

Родилась: 25 ноября

Образование: Высшее. Кандидат филологических наук


Семейное положение: Дочка, внук

На Первом работаю:

Первый этап 1959 — 1968 года.
Второй этап — 1989 год - по сегодняшний день

Опыт работы на ТВ:
30 лет

Кто Вы за кадром?
Стараюсь быть в кадре открытой и искренней, потому что надеюсь, что я такая и за кадром

Про себе тремя словами:
Мама, бабушка, телевизионщица

В детстве хотели стать:
Артисткой

Больше всего в жизни люблю:
Жизнь

Что Вас вдохновляет в жизни?
Сегодняшняя минута, сегодняшнее время, сегодняшний день

Хобби:
В разные периоды – разное: танцы, новые кулинарные изыски, книги.

Жизненное кредо:
Оптимистическая реалистка, поэтому – цени жизнь, дарованную Всевышним!

Ваш рекорд:
Когда преподавала в университете и одновременно выходила в эфир. Могла не спать две ночи.
Необыкновенный "рекорд" - телезрители, выпускники 1941года Тетиевской школы, обратились к Президенту, инициировали награду и я получила "Орден княгини Ольги".


Тамара Щербатюк: "Зрители - это самое ценное, что может быть на телевидении"

16 ноября программе Первого Национального "Надвечір’я" исполнилось 22 года. Автор и ведущая программы Тамара Щербатюк посвятила свою жизнь телевидению - в нем она черпает вдохновение, с ним идет по жизни. О секретах долголетия на современном телевидении Тамара Владимировна рассказала в своем интервью.

Как вы попали на телевидение?

После окончания университета я мечтала работать лишь в "Вечернем Киеве". Это была самая популярная на то время газета. Когда пришла устраиваться туда на работу, на тот момент не было свободных мест. Мне сказали надо подождать три месяца.

А телевидение на то время было что-то новое. Еще никто толком не понимал что и как, но нам - четырем выпускникам факультета журналистики университета имени Шевченко предложили пойти туда работать. И мы пошли.

Не разочаровались в своем выборе?

Абсолютно нет. Я работала в прямых эфирах. Это было невероятно интересно.

Как возникла идея создания программы "Надвечір’я"?

Все очень просто. Я, работая на телевидении, занималась культурным сектором. параллельно преподавала в университете на факультете журналистики. Одна из первых в Украине защитила диссертацию. Тогдашний декан факультета журналистики, к сожалению, в настоящее время покойный, Дмитрий Михайлович Прилюк очень хотел, чтобы я писала докторскую диссертацию. Он так мне и говорил: "Защищайте честь университета, пишите".

Но мне хотелось делать практическую телевизионную работу. Работать в прямом эфире. Это была моя внутренняя потребность. Так и родилась идея "Надвечір’я" - программы, которая дает пожилым людям очень необходимую для них вещь, - общение.

Сначала "Надвечір’я" выходил в прямом эфире?

Да. Но потом мы стали записывать программу. Кстати, название ей придумали зрители. Мы объявили конкурс, и люди начали посылать свои варианты. Потом наше почтенное жюри выбрало название. Как случилось, что ей уже 22 года, сама не знаю.

Программа поддерживает двухсторонний контакт со зрителями. В этом вы видите ее долголетие?

Недавно я получила письмо от зрительницы нашей первой программы. Есть люди, которые звонят и пишут нам постоянно, в течение многих лет. Из всей Украины. В девяностые годы зрители иногда присылали нам деньги и просили: "Поставьте на столе цветы, если получите мой перевод. Так я пойму, что деньги дошли". И больше ничего. А на днях я получила от женщины из Луганской области открытку с поздравлением к 22-летию "Надвечір’я". Ее прислали по почте. Когда открыла конверт, кроме открытки, там было 50 гривень и записочка: "Это вам на торт".

С некоторыми зрителями мы стали, как родные. Есть женщина-инвалид, которая уже несколько раз приезжала к нам на юбилейные программы. Были и грустные моменты, когда наши постоянные почитатели уходили из жизни. Я ходила провожать их в последний путь.

Зрители - это самое ценное, что может быть. Это мои друзья. Думаю, секрет успеха программы - это наше единство по ту и эту сторону экрана.

А студия ваша за 22 года существования "Надвечір’я" как-то изменилась?

Конечно. Теперь программа имеет свой телевизионный театр. В отличие от классического, у нас театр реальных событий. Где рассказывается о реальных судьбах. Там есть все: и улыбки, и грусть, и песни. А к 22-летию там будет праздничное представление.

"Первый Национальный" – общенациональный телеканал. В эфире с 1951 года. Является членом EBU. Техническое покрытие в панели GFK - 97,6%. Среднесуточная доля аудитории "18+" за 2010 год составила 2, 59% (общая аудитория). Генеральный директор – Егор Бенкендорф.

Пресс-служба Первого Национального

Крім роботи на телебаченні, Ви ще займалися викладацькою діяльністю. Зараз ще продовжуєте викладати?

Знедавна я вже не викладаю, я просто не змогла, було дуже важко.

З ким з Ваших студентів, Ви найбільше пишаєтеся?

Я не можу сказати, що я кимсь конкретно пишаюся. Проте немає каналу, де б не працювали молоді мої колеги, водночас колишні мої студенти, з якими я маю дружні відносини.

Але я не хочу називати прізвища, бо когось можу забути.

Як Ви ставитеся до журналістів, які не є за фахом, за дипломом журналістами?

Ніяк не ставлюся. Я не вважаю, що диплом – це панацея від усього.

Багато знаю людей, які мають диплом журналіста і працюють журналістами, але вони не журналісти.

На наших екранах є люди, яким протипоказано бути на екрані.

З яким змістом приходять до Вас листи від глядачів?

Коли ця програма починалася, я не сподівалася, що станеться те, що сталося.

З самого початку програма була призначена на спілкування…

По нашій програмі можна прослідкувати історію нашої держави від 1988 року. Раніше глядачі писали тільки одне: «Ви нам не заробите так, аби в магазині була ковбаса, пенсію не дасте, поспілкуйтеся з нами, будь ласка».

Розумієте, уваги, спілкування і молоді не вистачає, не кажучи вже про старше покоління.

Наша програма поза політикою. У нас установка – раз на тиждень відпочити душею.

Про що найбільше люди хочуть говорити з Вами?

Про що завгодно… І головне, аби була пісня.

Люди ж старші мало їздять за кордон, і ,коли ми показуємо сюжет з якогось місця, вони дзвонять і дякують, що змогли побачити ту місцину. Тобто у цій передачі йде якесь переплетіння всього.

Наші глядачі почали створювати навіть клуби «Надвечір’я»... Це не зробила якась соціальна служба, а самі люди! Після трьох років існування передачі, перший такий клуб створили у Фасові. Зараз їх близько 80-ти. Люди такі організації називають клубами, ансамблями, вони мають свої гімни.

Ми до них їздимо, але ще навіть усюди не були.

Найдивовижніше те, що люди з різних регіонів, тобто з різних клубів знайомляться між собою.

У нас є молода глядачка з Київщини, вона завжди каже: «Я виросла на «Надвечір’ї»», яка переписується з Вільногірськом, Жмеринкою.

У нас була улюблена глядачка баба Шура з Полтавщини. Коли вона померла, то про це знали всі наші глядачі, хоча ми їм не повідомляли. Вони за нею так плакали, наче це була рідна людина.

То Ви створили таку всеукраїнську родину…

Так розумію, що основна Ваша аудиторія – жінки?

Так, бо чоловік мало живуть. На жаль.

У Вас, мабуть, багато шанувальників…

Звичайно (сміється. – Авт.). Куди ж без цього.

Одного разу ми приїхали в Умань, там теж є клуб «Надвечір’я», і один чоловік підходить до мене й каже: «Доторкнутися до вас хочу, просто доторкнутися».

Я б сказала, що Ви непросто журналіст, а несете якусь таку благородну місію.

Не була б я, то на моєму місці був би хтось інший. Якщо такого характеру програма, то це непросто ведучий.

Так, я журналіст, проте в даному випадку я не журналіст і не ведучий, а щось інше… Немає такого слова, як це можна назвати. Водночас потрібно вести й особистісні розмови, тобто сам на сам з глядачем, а також з кількістю глядачів.

Телевізор у самотніх людей – це їхній єдиний співрозмовник. Стареньким ні з ким поговорити, вони кажуть мені: «Поки ви там щось розповідали, я вам про все вже розказала».

Ось це таке дивовижне сприйняття людини на екрані, яке недооцінюється телебаченням.

На Вашу думку, телебачення сьогодні виховую людину, у позитивному розумінні?

Гадаю, що телебачення впливає, але впливає більше негативно, ніж позитивно.

Скільки до Вас листів надходить?

Не можу сказати. Але зараз листи уже зовсім інші… У нас протягом 10-15 років стабільна аудиторія, вони вже пишуть, коли щось сталося. Тобто раніше вони писали, як глядачі, а тепер, як наші знайомі, друзі. А деякі взагалі дзвонять по телефону й розповідають про новини, які в них там відбулися. Я кажу: «Та ви всю пенсію проговорите». А вона: «Та нічого, мені просто хочеться з вами поговорити».

Розмовляла Ксеня Лесів

-Тамаро Володимирівно, не секрет, що програм для людей старшого віку на кшталт "Надвечір’я" бракує на українському телебаченні, зокрема на комерційних каналах. У чому причина?

- Як на мене, таких програм не може бути багато. Адже "Надвечір’я" - це не комерційний продукт розважального характеру. Ця програма розрахована, насамперед, на звичайних людей, яким бракує нормального людського спілкування. Щодо комерційних телеканалів, то вони не зацікавлені у таких передачах. Адже програмами для дітей, людей похилого віку, освітніми та мистецькими передачами має опікуватися саме державне телебачення. І це природно. Але для того, щоб ці програми розвивалися, держава має виділяти кошти. На комерційних телеканалах існує мода на молодих ведучих, на молодіжні програми. Хоча молодь, на яку власне й орієнтуються продюсери, рекламодавці, практично не дивиться телебачення. А от про літніх людей, що становлять чи не найбільшу частину глядацької аудиторії, згадують лише під час передвиборчих акцій. Але той, хто замовляє музику, зважає на те, що молодь є сьогодні, і буде завтра. В принципі, це - цілком справедливо. Однак молодіжних програм, котрі б торкалися проблем молодих людей, немає.

- До речі, щодо молоді. За радянських часів існувала система працевлаштування після закінчення вузів, так званий трудовий розподіл. Як викладач Інституту журналістики, який випустив не одне покоління журналістів, скажіть, наскільки реально за нинішніх умов влаштуватися молодій людині на телебачення, не маючи ніяких родинних зв’язків у цій сфері?

- Я думаю, що настирливі, активні та ті, хто має неабияке бажання працювати на телебаченні, проб’ються і все зроблять. Просто сьогодні молодь не має права бути пасивною, якою вона була за радянських часів. На жаль, у наш час багато інфальтильної молоді, яка живе ніби в іншому світі.

- До речі, свій творчий шлях на телебаченні Ви розпочинали саме з молодіжних програм у 60-ті роки. Як змінилося телебачення з того часу?

- Немає сенсу порівнювати радянське та сучасне українське телебачення, бо сьогодні існує інша об’єктивна даність, яку потрібно просто прийняти. Єдине, що я можу сказати, то це те, що сьогодні моральні людські якості знецінені і, на жаль, є журналісти, які продаються. Я впевнена на сто відсотків, що якби "Надвечір’ям опікувалася людина, яка б мала за мету отримати прибуток, то такої б теплоти, душевності, щирості від глядача вона б не отримала.

- Чи правда, що нагородження Тамари Щербатюк орденом княгині Ольги відбулося саме з ініціативи глядачів?

- Так, це правда. Річ у тім, що наші глядачі дуже активні. Уявіть собі, випускники 1941-го року довгий час писали листи президентові, домагалися, щоб мені вручили цю нагороду. І одного дня мене таки викликали в Адміністрацію Президента Кучми і нагородили орденом княгині Ольги. Втім це ще не все. Був такий випадок, коли програму "Надвечір’я" збиралися закрити, а замість неї випустити передачу "Бізнес-час". Але шалена кількість телеграм, дзвінків, листів від глядачів не дали цього зробити. Іншими словами, люди, які не можуть жити без "Надвечір’я" врятували нас. До того ж, в Україні створено понад 70 фан-клубів цієї передачі. Це також ініціатива глядачів.

- Як ви думаєте, чим саме спричинена така любов?

- Ви знаєте, до мене часто підходять люди на вулиці, до речі, не лише старшого віку, а й молоді люди і навіть діти, і пропонують познайомитися, поговорити. сфотографуватися. Я кожного разу запитую: "Чому ви дивитеся цю програму?" На що мені відповідають: "Тут можна побачити людину, замислитись над чимось, поспілкуватися, послухати пісню". Ніколи не забуду, як одна жінка написала нам: "Ви мені пенсію не дасте, і не треба. Просто поговоріть зі мною". Словом, ми даємо людям найважливіше - звичайне людське спілкування, а тому люди нам довіряють.

- Тобто на нестачу коштів Ви не скаржитеся і нинішні умови Вас цілком влаштовують?

- Як мене може влаштовувати те, що не може влаштовувати державне телебачення в цілому? Утім, скільки б, Віталію, ми з вами не вели б розмову, скажімо, стосовно неприбутковості програм державного телебачення, допоки ці проблеми не будуть розглянуті на державному рівні, нічого не зміниться. Адже влада, а тим більше нинішня, що телевізійні проекти для дітей, молоді, літніх людей, а також мистецькі та освітні програми потребують коштів, і великих. І тоді ми могли б віддячити тим же глядачам якимись цікавими програмами. Утім, я не сумую за минулим. Мене навпаки дивують люди старшого віку, котрі хочуть повернення радянських часів, мовляв, тоді було краще. Мені шкода таких людей, адже вони навіть самі не розуміють, що намагаються повернути свою молодість. А молодість не повертається. Сьогодні інший світ, інші стосунки. Треба намагатися зрозуміти цей світ з його перевагами та вадами. "Надвечір’я" май найцінніше - любов глядацької аудиторії. А це не замінять ніякі гроші і ніякий горезвісний рейтинг. У цьому сила і справжня перевага державного телебачення над комерційним.


Закриття фестивалю "Молоде телебачення"

Церемонія закриття фестивалю, яку провела заступник голови журі, народна артистка України Тетяна Цимбалюк, розпочалася підведенням підсумків конкурсних переглядів. Голова журі Андрій Бенкендорф підкреслив високий рівень презентованих на фестивалі робіт, що змусило членів журі сперечатися щодо відбору найцікавіших з них.

Ректор КиМУ професор Х.В. Хачатурян, вітаючи переможців, зазначив, що Київський міжнародний університет надає можливість для реалізації й оприлюднення творчих робіт не тільки студентів Київського міжнародного університету, а й талановитої молоді України і зарубіжжя. Підтвердженням цього є участь у фестивалі «Молоде телебачення» 64 робіт з 12 областей України, США (Нью-Йоркська кіноакадемія), Інституту екранних мистецтв КНУТ ім. Карпенка-Карого й українського відділення Московської школи телебачення, «Школи телебачення Прайм медія» тощо.
 



Відповідно до рішення поважного журі переможцями стали:



ГРАН-ПРІ

Диплом Спілки кінематографістів України одержав Адріан Мокану за роботу «Хід королеви» (Інститут телебачення, кіно і театру КиМУ).

У номінації «інформаційна програма»:

І місце

Перший діловий канал – «Компанії та ринки», автор – Н. Удовиченко;

ІІ місце

Чернігівська ОДТРК – «Армійська кухня», автор – Н. Руденко;

Волинська ОДТРК – «Життя – футбол», автор – О. Швець;

ІІІ місце

Перший діловий канал – «Інформаційний підсумок», автор – О. Радченко.

У номінації «публіцистична програма»:

І місце

Інститут телебачення, кіно і театру КиМУ – «А вони чекають», автор – Н. Мазурова;

ІІ місце

АТЗ Українська незалежна ТВ-Корпорація Аналітична служба – «Тайны украинского секса», керівник творчої групи – Б. Шевченко;

ІІІ місце

АТЗ Українська незалежна ТВ-Корпорація Аналітична служба – «Иностранная Украина. Тисато», керівник творчої групи – О. Бондар

Херсонська ОДТРК – «Стоп. Спаси», автор – О. Шорник.



У номінації «відеокліп»:

І місце

Рівненська ОДТРК – «От vinta», режисерська група – О. Опанасюк, Л. Ястремська;

ІІ місце

Житомирська ОДТРК за цикл відеокліпів «Що хвилює і захоплює…», автор і режисер – С. Заремба;

Нью-Йоркська кіноакадемія – «She loves me…», автор – І. Бондар;

ІІІ місце

Інститут телебачення, кіно і театру КиМУ – «Ерот і Псіхея», автор – А. Робота.



У номінації «рекламний відеоролик»:

І місце

ТРК «Рудана», м. Кривий Ріг – за цикл соціальної реклами, автор – О. Лідовський;

ІІ місце

ТРК «НТК», м. Коломия – «Меблі ТТТ», автор – Г. Ксинін;

ІІІ місце

ТРК «Золоті ворота», м. Київ – «М. Воронін», автор – М. Деменюк.

У номінації «студентська відеоробота»:

І місце

Інститут екранних мистецтв КНУТ ім. Карпенка-Карого – «Слова, які мовчать», автор – І. Литвиненко;

ІІ місце

Інститут телебачення, кіно і театру КиМУ – «Happy carrot», автор – Д. Турецька;

Інтершкола – «Ломо-люди», автор – Н. Довга;

ІІІ місце

Інститут телебачення, кіно і театру КиМУ – «Розповідь», автор – О. Хворостенко;

Перша національна школа телебачення – «Арт-терапія», автор – Н. Вєрьовка.

У номінації «науково-пізнавальна програма»:

І місце

ООО «Телерадіокомпанія ИТВ» – «Заметки на планшете», автор – І. Камишева;

ІІ місце

ТРК «НТК», м. Коломия – «Гвіздецький костел», автор – В. Нагірний;

Чернігівська ОДТРК – «Місто сонця», автор – Н. Левочко;

ІІІ місце

«К2», м. Київ – «Арт-простір», продюсер, режисер – М. Лобанов;

«ТРК Акцент», м. Лисичанськ – «Земля талантів», автор – Н. Бірючкова.



НАГОРОДЖЕННЯ ПЕРЕМОЖЦІВ






VI Всеукраїнський, ІІІ Міжнародний фестиваль «Молоде телебачення імені В.Л. Чубасова завершив свою роботу. А це значить, що час готувати роботи до наступного фестивалю, адже це шанс для молодих і талановитих митців заявити про себе...


Богдан Бенюк зустріч з студентами КиМУ

15 квітня 2011 року свою зустріч зі студентами Київського міжнародного університету народний артист України Богдан Бенюк розпочав зі спогадів про вчителя професора В.Л. Чубасова, «сонячної людини», яка могла зібрати навколо себе талановитих митців, створити творчу атмосферу для плідної співпраці.



Лейтмотивом своєрідного майстер-класу Богдана Бенюка стала нескінченість процесу пізнання світу кіно і театру. Митець наголосив, що кожен актор має «бібліотеку переживань», яку він накопичує протягом усього творчого життя і до якої звертається для реалізації власних задумів. Крім того, акторська професія пов’язана з маленькими розіграшами, завдяки яким актори підтримують один одного і створюють відповідний настрій на сцені або знімальному майданчику.




Прощаючись зі студентами, Богдан Бенюк підкреслив, що самоосвіта, самодисципліна, самовдосконалення це єдиний шлях для досягнення успіху і реалізації професійних планів.


Шостий фестиваль «Молоде телебачення»

14-15 квітня 2011 року в Київському міжнародному університеті вшосте проходив Всеукраїнський фестиваль «Молоде телебачення», започаткований у 2004 році кафедрою кінотелемистецтва Інституту журналістики та кінотелемистецтва (нині – Інститут телебачення, кіно і театру) КиМУ. Ініціатором проведення фестивалю був професор кафедри кінотелемистецтва Вадим Львович Чубасов. З 2009 року фестиваль набув статус міжнародного. Участь у фестивалі – це реальний шанс для дійсно талановитих і молодих працівників українського телеефіру заявити про себе і свій телеканал не тільки на загальноукраїнському, але й міжнародному рівні.

VI Всеукраїнський, ІІІ Міжнародний фестиваль «Молоде телебачення імені В.Л. Чубасова Київський міжнародний університет проводив спільно з Державним комітетом інформаційної політики України, Національною радою з питань телебачення і радіомовлення України, Міністерством культури і мистецтв України, Національною спілкою журналістів України й Національною спілкою кінематографістів України.

До складу журі фестивалю ввійшли:
президент фестивалю – заслужений працівник культури України, кавалер ордена Кн. Ольги ІІІ ступеня телеведуча Тамара Щербатюк;

]  голова журі – заслужений діяч мистецтв України, кінорежисер Андрій Бенкендорф;

]  співголова журі – заслужений діяч мистецтв України, кандидат мистецтвознавства Микола Слободян;

]  заступник голови журі – народна артистка України Тетяна Цимбал;

]  члени журі: Богдан Жолдак, лауреат мистецької премії «Київ», сценарист, драматург; Тетяна Ковтун, кандидат філологічних наук, фахівець з PR, журналіст; Михайло Іллєнко, член-кореспондент Національної академії мистецтв України, кінорежисер, сценарист, актор; Анатолій Борсюк, лауреат Державної премії України ім. Т.Г. Шевченка, заслужений діяч мистецтв України, режисер; Наталія Зикун, кандидат філологічних наук, член Національної спілки журналістів України; 

    Олександр Безручко, кандидат мистецтвознавства, режисер; Григорій Десятник, член Національних спілок кінематографістів та журналістів України й Асоціації діячів естрадного мистецтва України, режисер.

На фестиваль були представлені роботи Волинської, Дніпропетровської, Київської, Львівської, Рівненської, Херсонської, Житомирської, Миколаївської обласних державних телерадіокомпаній, АР Крим. Також у фестивалі брали участь телеканал «К2», телекомпанія НТН, Інтершкола, Перша національна школа телебачення, Нью-Йоркська кіноакадемія, «Школа телебачення Прайм медіа» та ін. Загалом були представлені 64 роботи телерадіокомпаній і навчальних кінотелешкіл України й зарубіжжя в таких номінаціях:

1. Інформаційна програма.
2. Публіцистична програма.
3. Науково-пізнавальна програма.
4. Відеокліп.
5. Рекламний ролік (соціальна, комерційна реклама).
6. Студентська відеоробота.

Відкриваючи фестиваль, ректор КиМУ професор Х.В. Хачатурян підкреслив важливість цього заходу для розвитку талантів молодих митців. Хачатур Володимирович свого часу підтримав ідею проф. В.Л. Чубасова щодо проведення смотру-конкурсу й увесь цей час фестиваль перебуває в центрі уваги ректора, під його опікою і турботою.


У межах фестивалю відбулася презентація фільму М. Іллєнка «ТойХтоПройшовКрізьВогонь» і зустріч з робочою групою фільму, яку представив продюсер Володимир Філіппов. Його повідомлення про відкриття в Україні лабораторії пост-продакшен, де можуть реставрувати старі унікальні кіноплівки, викликало надзвичайну зацікавленість студентів Інституту телебачення, кіно і театру КиМУ, адже робота в такій лабораторії дає їм змогу набути практичного досвіду й пройти практичне навчання. Високотехнологічне оснащення цієї лабораторії дозволяє також виконувати зйомки кінофільмів з використанням спецефектів.



Програма фестивалю передбачала не тільки конкурсний показ телевізійних робіт, але й проведення прес-конференцій для учасників, майстер-класів видатних митців, глядацьких конференцій, під час яких учасники фестивалю мали змогу отримати конструктивні настанови відомих діячів телебачення і безпосередньо від глядачів.

Студенти І і ІІ курсів Інституту журналістики КиМУ брали участь у зустрічі з Анатолієм Борсюком, кінорежисером, телеведучим, лауреатом Шевченківської премії, заслуженим діячем мистецтв України, членом журі фестивалю.



Гість розповів про свою творчу діяльність на телеканалі «1+1», насамперед про створення програми «Монологи», пошук цікавих неординарних гостей і співрозмовників. А пізніше за цією телепрограмою він написав книжку «35 и 1 любопытный А. Борсюк», що містить інтерв'ю з видатними письменниками, музикантами, акторами, науковцями. 


Примірник власної книжки пан Борсюк подарував кафедрі
кіно-, телемистецтва Київського міжнародного університету.

Учасники зустрічі звернули увагу ще на одну рису особистості Анатолія Давидовича публіцистичний талант. Він пробував власні сили в різних жанрах, навіть написав п'єсу. Проте з властивим йому сарказмом та іронією, митцю краще вдаються твори в стилях Д.І. Хармса й Р. Бредбері. Нині пан Борсюк пише статті для Інтернет-журналу «Профіль», у якому веде авторські колонки – «Герої» нашого часу» й «Календар». На думку гостя, телебачення не є мистецтвом, на противагу культурі кіно й театру, які залишають творчий спадок для прийдешніх поколінь. Тому Анатолію Дивидовичу цікаво знімати кіно: занурюватися в історію, культуру, творити й прагнути донести до глядача важливість людських цінностей.